Главная / Крушения поездов на КБЖД

Крушения поездов на КБЖД

Крушение поезда № 50, произошедшее 29 ноября 1936 года на 145 км

По материалам газеты Восточно-сибирский путь № 188 от 6 декабря 1936 года

К суровому ответу виновников крушения

29 ноября пассажирский поезд № 50 потерпел крушение на 145 километре 9 дистанции пути. Разбит паровоз. 3 вагона сошло с рельс. Установлено однопутное движение.

Крушение произошло из-за грубейшего нарушения Правил технической эксплуатации работниками 9-й дистанции пути, 3-го отделения движения.

Согласно инструкции НКПС № 684, сплошную смену рельс может производить только начальник дистанций пути или старший дорожный мастер. Но какое дело до этого дорожному мастеру Бардак? Он решает сам менять брусья, но для этого он решил себя «на всякий случай» застраховать. И 28 ноября Бардак звонит старшему дорожному мастеру дистанции Ольховик:

— У меня приготовлены мостовые брусья, когда будем менять?

Ольховик ответил:

—  Я доложу начальнику дистанции и дополнительно сообщу.

Когда Ольховик сообщил об этом начальнику дистанции пути Дзюбо, последний обещал ответить — делать или не делать работу. Ольховику же выезд на место работы не разрешил.

Сообщив Ольховику о том, что он намерен делать смену мостовых брусьев, Бардак счел на этом «свою миссию законченной». Он, как чиновник, решил, что формальность соблюдена, и 29 ноября приступил к незаконным работам. Это было первое преступление.

Вслед за первым, Бардак совершает второе преступление. Он выдает предупреждение, нарушая тем самым параграф 230 Инструкции движения поездов, в которой указывается, что предупреждения может выдавать только начальник дистанции пути. Причем, предупреждение написано было как попало, на нем даже не было указано, на каком пути будет производиться работа.

Глядя, как дорожный мастер Бардак попирает железнодорожные правила и законы, его подчиненные следуют по его пути.

Характерные пример. Бардак приказывает бригадиру Анисимову лично оградить место и проинструктировать путевую обходчицу Короткову.

Анисимов же перепоручает выполнение распоряжения ремонтному рабочему Джубаба. Джубаба должен был встать с красным сигналом на расстояние 200 метров, установить желтый диск на расстояние 1200  метров и проинструктировать Короткову.

Но он поступил так, как ему, Джубабе, было угодно. Он, например, установил желтый диск только на расстояние 1170 метров. он, ради «экономии», снабдил Короткову только двумя петардами, хотя, согласно Правил, должен был дать ей три петарды.

Товарный поезд № 742, который прошел раньше поезда № 50, побил все петарды, но Короткова, опять-таки, ради «экономии», под поезд № 50 петард совсем не положила.

Но это не все. Дорожный мастер Бардак не потрудился даже сообщить сигналисту блокпоста Хабартуй о том, что поблизости производится смена мостовых брусьев. В результате, сквозной диск не был закрыт и машинист его спокойно проехал.

Преступления, приведшие к крушению поезд № 50, не ограничиваются только одним 145 км. Преступления совершались и в комнатах дежурного по станции Шарыжалгай, и диспечера 3-го отделения.

Начальник станции Шарыжалгай Армаков получает незаконное предупреждение от дорожного мастера Бардак, в котором даже не указано, на каком пути производится работа.

Несмотря на это, Армаков не сообщил о незаконном предупреждении диспечеру. Армаков передал дежурному по станции Данилову, поручил ему уточнить, а сам пошел спать.

Вскоре на дежурство заступил Залуцкий. предупреждение было уточнено, и Данилов сказал Залуцкому о том, что его надо скорее передать в Слюдянку, Маритуй и Байкал.

Но Залуцкий к этому указанию отнесся как разгильдяй и предупреждение передал с большим опозданием, по существу, тогда, когда уже начались работы.

К предупреждению отнесся как к пустой бумажке. На станции Маритуй, например, дежурный по станции Груздев, получив запоздалое предупреждение, поручил переписывать его практиканту Протасову. Дошло даже до того, что Протасов сам предупреждение подписал.

Безобразное отношение к важнейшему документу! Так, видимо, относятся к предупреждениям на многих станциях 3-го отделения.

Все эти преступления происходили в дежурство диспетчера отделения Татаурова. Нельзя сказать, что он не работал. Он добросовестно «фиксировал», «регистрировал» безобразные факты, происходящие на отделении.

Но вот его «работу» прервал звонок блокпоста Хабартуй:

— Товарищ диспетчер!

— Я…

— Говорит механик поезда 740. На 145 километре производятся работы, а предупреждения почему-то не выдают. Хорошо, я заметил сам…

— Ладно.

Вместо того, чтобы забить тревогу, принять все меры к безопасному движению поездов, — Татауров ограничился тем, что вызвал дежурного по станции Маритуй Груздева, который на вопрос диспетчера о предупреждениях цинично ответил:

— Если нужно, будем выдавать.

Заметьте, чего только стоит один тон ответа подчиненного дежурного по станции Груздева своему командиру, диспетчеру Татаурову!

Татауров ответом удовлетворился.

Виновники крушения — дорожный мастер Бардак, путевая обходчица Короткова, дежурный по станции Шарыжалгай Залуцкий, начальник станции Армаков, диспетчер Татауров, машинист поезда № 50 Ваянский, который проехал сигнал, и дежурный по станции Данилов, проявивший медлительность в уточнении предупреждения, должны быть привлечены к суровой ответственности.

Крушение поезда № 50 еще раз подтверждает, к каким тяжелым последствиям приводит нарушение Правил технической эксплуатации — этой святая святых каждого железнодорожника.

Г. Иодко

 

Поделиться ссылкой:

Карта КБЖД