Главная / 1936 год пресса о поселке Байкал

1936 год пресса о поселке Байкал

Газета «Восточно-Сибирский путь», № 34 (353) от 23 февраля 1936 года, стр. 3.

Сделаю все, чтобы оправдать высокую награду

На всю жизнь запомню свою встречу с Лазарем Моисеевичем Кагановичем. Это было вечером 15 февраля. Поезд наркома остановился на нашей маленькой станции Байкал и Лазарь Моисеевич отправился на водокачку. Он очень внимательно осмотрел котельное помещение и состояние котлов, проверил исправность инструмента и спустился в машинное отделение.

Я знал, что у меня все в порядке, но эта проверка  ведь была моей боевой проверкой. Шутка ли, мою работу проверяет сам нарком путей сообщения — соратник тов. Сталина — Лазарь Моисеевич Каганович.

Еще внимательнее, чем состоянием моей водокачки, интересовался Лазарь Моисеевич тем, как я работаю на водокачке, где работал раньше, какова моя зарплата, здоровье.

Прощаясь он спросил: «должно быть, приятно работать на такой чистой, культурной и налаженной водокачке?»

Кажется, я вырос от этой похвалы, по крайнем мере, на голову. А вчера, когда я узнал о награждении именными часами я вырос еще больше. Награда воодушевила меня на еще большую и лучшую работу. В ответ на нее я включаюсь во всесоюзный конкурс на лучшую водокачку.

Обязуюсь содержать водокачку и водопроводную сеть в технически отличном состоянии. Текущий ремонт водокачки и водопроводной сети буду выполнять своими силами.

В мае 1936 года насажу вокруг водокачки плодовые деревья.

Сделаю все, чтобы оправдать высокую награду и похвалу наркома.

Андруканец

Газета «Восточно-Сибирский путь», № 94 (394) от 12 июня 1936 года

За благоустройство взялись по настоящему

«Большинство вокзалов и станций по обеим дорогам находятся в совершенно неудовлетворительном состоянии: грязь, платформы такие, что пассажиры ноги ломают; во многих вокзалах вонь, зайти противно, плохо работают буфеты.

Стыдно перед пассажирами, да и самим железнодорожникам не больно приятно работать в таких условиях».

Такую позорную характеристику нашим станциям дал тов. Разумов в своей радиобеседе 16 мая.

Надо прямо сказать, что это было сказано и о нашей станции Байкал.

А ведь станция не маленькая, обслуживает большой водный путь по озеру Байкал. Десятки пароходов везут грузы для рабочих золотой и рыбной промышленности, везут сотни пассажиров.

Между Иркутском и нашей станцией курсирует специальный поезд, на котором трудящиеся приезжают к нам отдохнуть.

Беседа тов. Разумова по радио взволновала нас и заставила взяться за благоустройство станции.

Сейчас в пассажирском здании идет специальный ремонт, отделываются стены, билетная и багажная кассы.

открываем камеру хранения ручного багажа, выделяем комнату матери и ребенка. Пассажирский зал будет выглядеть совсем по иному — поставим цветы, повесим шторы, хорошие картины и портреты.

Станцию радиофицируем, для оповещения пассажиров о подходе и отправлении поездов.

Мы начинаем применять метод кассира Аладина по предварительной продаже билетов. На днях кассир тов. Сумучева сделает первый выезд в село Лиственничное.

Изменится лицо станции и снаружи. Здание перекрашивается. Платформа заново перестилается и частично бетонируется. Разбиваем садик. Всюду развесили световые надписи и указатели.

Однако, этого недостаточно.

До смотра вокзалов остались считанные дни, а у нас еще не начали наводить порядка на станционных путях, в стрелочных будках, поселке. С пути не убраны накладки, костыли, рельсы, обломки шпал и разный хлам, оставшийся после ремонта.

В стрелочных будках неуютно, а особенно на втором посту: стены и потолок грязные, печь дымит, инструмент не подобран.

На 1-м посту много неисправных стрелок: на стрелке № 15 контрольный столбик навалился, чуть не задевает подножки вагонов, неправильно укреплена станина. На стрелке № 16 боковой толчек у рамного рельса. На стрелке № 17 длинный башмак и много лопнувших накладок, на стрелке № 18 изношена крестовина. Есть неисправные стрелки и на втором посту.

Не раз говорили дорожному мастеру Батаневичу привести в порядок пути и стрелки — он ссылается на недостаток рабочей силы, а партийная и профсоюзная организации не оказывают ему помощи.

Плохо помогают нам в благоустройстве станции и территориальные организации. Вся их помощь выразилась в том, что председатель поселкового совета тов. Муканин (председатель комиссии по проведению смотра) ограничился тем, что побывал на первом заседании комиссии, выделил пять плотников, двух каменщиков и на этом успокоился.

начальник Байкальского порта тов. Коблов не позаботился согласовать расписание рейсов пассажирских пароходов с расписанием прибывающих поездов. Например, пароход «Ангара» только один раз за всю навигацию прибывает в Байкал к приходу пригородного поезда.

Пассажиры всех остальных рейсов вынуждены ждать по несколько часов.

Когда начальник станции Байкал тов. Воронин заметил Коблову, что необходимо проложить тротуар от перрона до пристани, Коблов заявил: — сойдет и так!

Мы предлагаем каждому железнодорожнику уже сейчас подумать, как он будет культурно работать в подлинной культурной станции.

Особенно об этом должны подумать наши кассиры, дежурные по станции, весовщики — они больше других сталкиваются с пассажирами.

Надо приучить себя к вежливости, корректности и честности.

Дружной работой, образцовым порядком на станции, заботливым обслуживанием пассажиров завоюем право на получение аттестата культурной станции.

Стахановцы станции Байкал: 

стрелочники Гончук,

Климин.

Весовщик — Беляночкин, дежурный по станции Ляхович, домашняя хозяйка — Андруканис

 

Газета «Восточно-Сибирский путь», № 97 (397) от 18 июня 1936 года

Дело за руководителями

С технической учебой у нас, на ст. Байкал, неважно. По существу только то и сделали, что проработали инструкцию весовщика. Зимой с нами отдельно занимался ревизор по коммерческим операциям, но не регулярно, а сейчас и этого нет.

Меня очень интересует общеобразовательные предметы по программе школы повышенного типа, но такая учеба у нас не организована.

Времени для занятий у нас достаточно. Требуется только, чтобы наши руководители позаботились наладить обучение стахановцев, как следует.

С нами, весовщиками, с успехом могут заниматься товарные кассиры: почему бы не использовать их?

Весовщик станции Байкал,

стахановец Беляночкин

Газета «Восточно-Сибирский путь», № 103 (403) от 30 июня 1936 года

Водокачки на Байкале

Огибая прихотливые изгибы Байкала, поезд подходит к станции. Гремящие колеса замедляют стремительный бег и на несколько минут замирают. как путник, томимый жаждой, локомотив жадно глотает низвергающуюся из водоразборного крана тяжелую струю. и снова стучат колеса, снова поезд огибает прихотливые изгибы Байкала…

Так всегда — днем и ночью, летом и зимой. Несколько минут — и тендер паровоза наполнился живительной влагой, поезд может идти дальше. ни разу еще за последние годы на станции Байкал не было перебоя с набором воды.

Не было и не может быть — порукой тому известное всем железнодорожникам Союза имя машиниста Байкальской водокачки Бориса Андреевича Андруканис.

Самый старый работник водокачки — тов. Ожогов. Он проработал здесь ни много, ни мало, как 18 лет. Ему заметнее, чем кому бы то ни было другому, разительные перемены в жизни водокачки после прихода сюда Бориса Андреевича.

Непролазная грязь, запустение царили здесь прежде. Люди работали плохо, с прохладой. Случались аварии и поезда простаивали в ожидании набора воды.

Тов. Ожогов наблюдал все это, годами свыкался с этим и стал считать, что иначе и быть не может. Но ему пришлось отказаться от своего мнения, когда к нам пришел новый командир — требовательный, инициативный, энергичный.

Борис Андреевич рассказывает:

— Когда я принял водокачку, первым долгом собрал людей, побеседовал с ними по душам. Оказывается, прежде их не собирали, с ними не беседовали. Они, представляете себе, и не думали даже, что на водокачке должна быть чистота.

Чтобы подтянуть дисциплину, ввел книгу приема и сдачи дежурств. при смене стали тщательно осматривать машины и обязательно делать отметки в книге.

Завел такой порядок: каждую смену протирать досуха все механизмы, движущиеся части, арматуру. и теперь приятно смотреть на машины.

Раньше никогда шлак в поддувале не заливали. Мы провели резиновый рукав от резервуара с водой и, когда надо, заливаем шлак. Этим рукавом и пол моем.

Маховички у вентилей были чугунные. Они неудобны, да и некрасивы. решили заменить их медными. Взяли, набрали лома, отправили его в Иркутское депо и теперь совсем другое дело.

Для ремонта обычно вызывали слесарей. Теперь обходимся сами. прибегать к их помощи приходится только в крайних случаях, когда понадобится изготовление новых деталей.

Почему прежде были аварии с водопроводящей сетью? Следили плохо. Теперь же регулярно осматриваем устройства, заранее принимаем нужные меры.

Вот в кратких чертах показатели работ этого крепкого, спаянного коллектива:

— Ни один поезд не задерживается

— аварий не бывает

— топлива в смазочных материалах расходуется меньше нормы — экономия топлива достигает 25 проц, а смазочных материалов — до 10 проц.

— отказались от шестого работника — водолива, что дает солидную экономию.

Но на достигнутом коллектив не останавливается. Каждый горит желанием показать еще лучшие результаты, каждый хочет бороться за первое место в сети дорог. В частности намечено.

Продолжать работу по повышению квалификации:

— отполировать арматуру и все инструменты;

— заменить тачку для подвоза угля железной вагонеткой на резиновых колесах;

— перебрать помещение угольного склада;

— изготовить шкаф для чистой одежды;

— устроить душ

и так далее.

Продолжая рассказ Бориса Андреевича:

— Взялись крепко мы и за наведение культуры на водокачке. Правда, денег никаких нам никто не дал, но это нас не смутило.

Побелку и покраску должны были делать путейцы. Но мы не стали наедятся на них, а сами все сделали. Покрасили и потолок, и стены, и двери, и пол под паркет, и части машины — паро и водопроводные трубы.

Вокруг водокачки валялся шлак.

Расчистили все, огородили, оградку покрасили. Вышло у нас три садика, которые с трех сторон охватывают зеленым кольцом наше помещение. Понадобился дерн — носили на носилках за полкилометра. Разбили клумбы, засадили их цветами.

Решили фонтан устроить. Я сам устроил рассекатель, сам водоем выложил, попросил только печника отштукатурить его. Вода в фонтане постоянно свежая. Туда рыбу спустили — хариуса. И ничего — круглое лето живут.

Один садит отвели специально под плодовые растения. Думаем садить здесь черемуху. Землю ожидаем из Михалево — обещали дать. А в другом садике ранетка уже второй год растет. На будущий год зацветет, наверное.

Войдите по тротуару (он настлан недавно) в помещение. Куда ни взгляните, всюду бросаются в глаза предметы культуры.

Направо от входной двери — полочка с фамилиями работников, с полотенцами под ними. Это значит, что каждый пользуется только своим полотенцем.

В углу голубой умывальник. Хозяин называет его вечным —  воду наливать сюда не надо, она автоматически поступает из бака для питания котла.

В окнах чистенькие занавески. Всюду живые и искусственные цветы.  Простенки покрыты красными полотенцами с лозунгами, портретами вождей художественно выполненными картинами в собственноручно изготовленных рамках (портреты и цветы приобретены на деньги, вырученные от работы по разгрузке угля).

Бегло упоминаем о радиоприемнике, отрывном календаре, вешалке, домашней аптечке.

По дорожке из половиков спустимся из котельного отделения в машинное.

Здесь письменный стол Бориса Андреевича. На нем зеркало, настольная лампа с абажуром. Рядом мягкий диван.

Но самое замечательное здесь, чем Борис Андреевич с полным правом гордится — это фотоснимки членов президиума Всесоюзного отраслевого совещания паровозников. Вместе с железным наркомом здесь заснят и он, хозяин замечательной водокачки.

На этом совещании Борис Андреевич был награжден знаком почетного железнодорожника, а еще раньше — именными часами Наркома. Его неоднократно премировали — и патефоном, и многим другим.

Премированы и помощники его Лаврентий Николаевич Ожогов, демибилизованный красноармеец Михаил Руголь и тов. Большешапов. Премированы и внештатные помощники Бориса Андреевича — домохозяйки, которые много положили труда на общее, любимое всеми дело.

лучшей же премией для всех было посещение их уголка любимым Наркомом Лазарем Моисеевичем Кагановочем, что может быть выше похвалы самого Наркома? Это замечательное посещение запечатлелось в памяти байкальцев на всю жизнь.

Г. Балзовский

 

Поделиться ссылкой:

Карта КБЖД